Де Ваал Томас

В 1905 году журналист Луиджи Виллари был очарован небольшим кавказским городом с двадцативосьмитысячным населением: «Сводчатые пассажи, впитавшие в себя аромат всех тайн Востока, где расположились занавешенные темной тканью лавчонки, толпы татар (азербайджанцев - прим. Ф.А.), облаченных в длинные синие туники, мелькающие здесь и там зеленые тюрбаны мулл, - все было очень привлекательным. В маленькой открытой комнатке без дверей я увидел учителя, преподающего дюжине мальчиков основы религии. …Миновав… базар, вы неожиданно выходите к прекрасной мечети, называемой Гёк Джами» (Villari, Fire and Sword in the Caucasus, р.223-224).

Этим городом был Ереван. В то время его смешанное население составляли армяне и мусульмане, городским головой был русский, а атмосфера его была напоена духом Ближнего Востока. В течение нескольких веков Ереван был форпостом Персидской империи, но ко времени его посещения Виллари город на протяжении уже почти восьмидесяти лет находился в российском владении. Ереван стал столицей Армении чуть ли не по ошибке. «Многие армяне считают Ван своей столицей», - пишет другой путешественник, Уильям Элрой Куртис, побывавший в Ереване спустя пять лет после Виллари в 1910 году. (Curtis, Around the Black Sea, р.148) Куртис имел в виду город в турецкой Армении, к югу от Еревана…

Современный Ереван с его прямыми улицами и квадратными зданиями из розового туфа и гранита производит впечатление советского города…

В 1918-1920 годах Ереван был столицей первой республики Армении, некоторое время сохранявшей независимость, и единственным убежищем для сотен тысяч армянских беженцев из Анатолии. В 1920 году город стал столицей советской Армении. Когда в 1932 году Ереван посетил писатель Артур Кестлер, ему, еврею, городские кварталы напомнили тогдашние еврейские поселения в Палестине: «Энтузиазм, неразбериха, ошибки и плохой вкус, сопровождавшие строительную лихорадку, - все это было мне до боли знакомо. И здесь тоже на смену завораживающему, красочному и грязному Востоку пришли однообразные, дешевые, уродливые утилитарные постройки. Ереван тоже был безликим городом первопроходцев - обрывающиеся пустырями улицы, недостроенные дома, валяющиеся повсюду трубы и обрывки проводов.

Легкость, с которой армяне смогли стереть с лица земли азербайджанскую мечеть в своем городе, можно объяснить лингвистическим трюком: азербайджанцев Армении, оказывается, легко вычеркнуть из истории страны, потому что до XX в. слово «азербайджанец» вообще не употреблялось, и представителей этого народа называли «татарами», «турками» или просто «мусульманами». Тем не менее они не были ни персами, ни турками. Это были турецкоговорящие шииты - подданные Персидской империи времен династии Сефевидов. Словом, это были предки тех, кого мы теперь называем «азербайджанцами». Таким образом, когда армяне говорят о «персидской мечети» в Ереване, название «персидская» заставляет забыть о том, что большинство молившихся в этой мечети со времени ее постройки в 1760-х годах должны были быть, в сущности, азербайджанцами.

В современной Армении об этих простых фактах мало кто знает. Но то, что Армения была родиной многих турецкоговорящих мусульман, не вызвало бы удивления у армянского национального героя, великого трубадура XVIII в. Саят-Новы, чьим именем назван один из больших проспектов Еревана. Он родился в Армении, воспитывался в монастыре Санаин, но стал поэтом при дворе грузинского короля Ираклия II в Тифлисе. Саят-Нова писал стихи на армянском, азербайджанском, грузинском и персидском языках (одно из его самых знаменитых стихотворений написано сразу на всех четырех). Большинство сохранившихся его баллад сочинены на азербайджанском, который в то время был лингва-франка (франкский язык) на Кавказе.

Однако к XX в. азербайджанцы, на протяжении многих веков жившие в восточной Армении, превратились в безгласных гостей, подвергавшихся дискриминации и вытесненных на социальную обочину. Армяне реализовали свое право на родину за счет этих людей. В 1918-1920 гг. десятки тысяч азербайджанцев были изгнаны из Зангезура. В 1940-х гг. еще десятки тысяч были депортированы в Азербайджан, чтобы освободить место для армянских репатриантов. Во время последней этнической чистки в 1988-1989 гг. избавились и от оставшихся.


Де Ваал Томас

Британский журналист, писатель, аналитик, специализирующийся на проблемах Кавказа, России и других стран Черноморского бассейна. Ведущий специалист программы России и Евразии в Фонде Карнеги «За международный мир» (Вашингтон, США). В 90-х годах работал в Москве репортером газеты Moscow Times, лондонской The Times и журнала The Economist. В 2002- 2008 гг. - редактор Кавказского отдела лондонского Института освещения войны и мира (Institute forWar & Peace Reporting). В 2005 г. издал книгу «Черный сад: Армения и Азербайджан между миром и войной» - первое журналистское расследование о конфликте в Нагорном Карабахе. Автор книг «Кавказ: введение» (2009), «Выбор Грузии» (2011) и др.

Пришел - Разрушил -
Всех изгнал -
Переиначил - Переписал

все авторы...

AzInWEB